Фонд «Позитив»

Фонд оказания социальной помощи наркозависимым гражданам и содействия развитию профилактики наркомании «Позитив»

Динамика смертности от наркотиков

в России за 2005-2012 годы

Обнародованы статистические данные Бюро судмедэкспертизы (БСМЭ) по смертности от употребления наркотиков в России и ее регионах в 2012 и предыдущие годы.

По материалам БСМЭ, за 2012 год число смертей от употребления наркотических и психотропных веществ в России выросло почти на 20% – с 6 606 до 7 855 человек.

Согласно статистике, в стране в 2012 году от употребления запрещенных веществ умерли 7 855 человек: 7 408 – от наркотических и 447 – от психотропных. Это заметно больше, чем в 2011 году, когда от наркотиков скончались 6 114 человек и 492 – от психотропов. До этого смертность постепенно снижалась несколько лет подряд, падая с пикового значения 2006 года (10 027 человек).

Однако по регионам статистика выглядит противоречиво. Среди «антилидеров» рейтинга – Владимирская область (было 46, стало 64 случая), Санкт-Петербург (было 261, стало 556), Москва (было 892, стало 1198) и Иркутская область (было 71, стало 108).

Впрочем, есть и регионы, где произошло снижение смертности. Среди них Алтайский и Краснодарский край, Волгоградская, Воронежская, Вологодская, Пермская, Псковская, Мурманская, Свердловская, Тюменская области, Башкирия и Татарстан, Ханты-Мансийский автономный округ.

Вот какова динамика смертности от употребления наркотиков в Алтайском крае:

За комментариями РИА Новости обратилось к известному российскому общественному деятелю, экс-депутату Госдумы и основателю фонда «Город без наркотиков» Евгению Ройзману. «В целом я этой статистике не очень доверяю, но другой все равно нет», – признается эксперт. По мнению Ройзмана, реальная цифра смертности в результате употребления наркотиков в разы выше заявленной. В частности, этой весной глава ФСКН Виктор Иванов называл цифру – 150 тысяч смертей в год.

«Но зато данные БСМЭ дают очень четкую динамику год от года. Они нужны скорее для того, чтобы видеть тенденцию и ситуацию по регионам. Кроме того, они дают картину по разным видам наркотиков», – говорит Евгений Ройзман.

Например, в таблицах БСМЭ есть такой показатель, как количество смертей от каннабиноидов: 23 человека. По мнению эксперта, это наглядное опровержение тезиса о «безвредности» марихуаны. «Подобные утверждения популярны среди молодежи, они специально насаждаются производителями и продавцами конопли», – считает глава фонда «Город без наркотиков».

Как отмечает эксперт, статистика БСМЭ отражает только смерти, непосредственной причиной которых установлены наркотики – то есть, скорее всего, их передозировка. Так, например, если наркоман обкололся и замерз зимой в сугробе, в Судмедэкспертизе запишут, что он умер от переохлаждения, даже если в его крови будет обнаружено смертельная доза наркотиков. «То же самое, если обкурившийся юноша погибнет в ДТП. А таких случаев известно очень и очень много», – замечает представитель фонда «Город без наркотиков».

Кроме того, в статистику БСМЭ не входят ни случаи самоубийств наркоманов, ни заболевания, развившиеся в результате сепсиса и ВИЧ, говорит эксперт. «Между тем около 40% наркоманов-юношей ВИЧ-инфицированы, а среди девушек, сидящих на героине, этот показатель приближается к 100%, – утверждает Ройзман. – Естественно, это влияет на смертность, но в статистике БСМЭ никакого отражения не получает. Хотя, по сути, наркотики являются прямой причиной смерти этих людей».

Впрочем, несмотря на всю неточность статистики Бюро судмедэкспертизы, остальная статистика не дает и таких данных. «Статистика по наркотикам – вещь сложнейшая, – отмечает эксперт. – Допустим, наркологи бьют тревогу и говорят: количество наркозависимых в России повысилось. Как вы определяете? По количеству обращения в клиники, по вновь поставленным на учет. Но не факт, что количество наркоманов действительно выросло: может быть, стали лучше работать наркологи, лучше выявлять. Второй момент: если в регионе начинается серьезная борьба с наркотиками, если силовики сумели перекрыть поставки героина, то наркоманы бегут в клиники – «переламываться». Когда мы в городе не дали торговать героином, у нас приток в клиники увеличился в четыре раза. Делать ли из этого вывод, что наркоманов стало в 4 раза больше?».

Количество изъятых наркотиков тоже ни о чем не говорит, считает Ройзман: «Если изымают тонны – это не значит, что все хорошо. Это значит, что везут десятки тонн. Не привезут ни грамма туда, где не дают торговать наркотиками. Поэтому цифры по смертности при всех своих огрехах – это единственный индикатор реальной ситуации».

«Тенденция такова, что на протяжении 2006-2009 годов смертность снижалась, а теперь, похоже, опять ползет вверх», – констатирует Ройзман.

По мнению эксперта, рост обусловлен недостаточно активной работой правоохранительных органов, их коррумпированностью, несовершенным законодательством, открытой границей с азиатскими республиками, отсутствием качественной антинаркотической агитации. В тех регионах, где произошло снижение числа смертных исходов, «можно говорить, что это результат работы многих порядочных людей». К удовольствию эксперта, к числу регионов, где произошло снижение смертности, относится и Свердловская область, в которой работает фонд «Город без наркотиков». «Так что можно говорить, что мы принимали в этом процессе непосредственное и не последнее участие», – говорит Ройзман.

Вице-президенти Фонда "Позитив"
по профилактике наркомании
и общественным связям
подполковник полиции                                                                  Борис Мартынов
                                                                                               boris@fond-pozitiv.ru

Обсуждение ВКонтакте:
Обсуждение на Facebook: